Меморандум о естествознании

Структуры

По словам Стендаля, опираться можно только на то, что оказывает сопротивление. Но какие структуры проявлениями мощности обеспечивают всему сущему в природной среде всесторонние балансные опоры?

На Земной поверхности электромагнитная напряженность ≈130 В/м; между головой и ступнями у человека напряжение ≈200 вольт. Почему же мы электрических эффектов не ощущаем, а прикосновение к полюсам батареи или электрической сети с напряжением 220 В для нас так болезненно и смертельно опасно?

Проявления действий мест в первом приближении представлены графически на схеме а): мощность действий направлена "вниз", линии балансных потенциалов горизонтальны: между местами A и B разность потенциалов составляет 200 В. Поверхность тела — проводник, при появлении местный баланс изменяется: линии смещаются и одна из них совпадает с поверхностью проводника, которая становится эквипотенциальной, разности потенциалов нет, схема б). Если же прикоснуться к полюсам батареи или сети, то нет местного баланса и проявляются электромагнитные эффекты (Элементарный учебник физики: под редакцией Г.С. Ландсберга)

Эффекты — лишь следствия проявлений местных действий потенциалов двигательной и тепловой мощности в структурах природной среды, принимать их за то, ради чего происходят изменения и превращения абсурдно. Но в инерциальных физико-математических моделях принято рассматривать только символьные абстракции эффектов: "векторов инерциальных сил", не говоря о "скоростях и квантовых орбитах энергий".

О плотности структур связанной материи

Прежде всего считаю необходимым сообщить то, что является основанием естественных наук. Известно мнение, будто плотность связанной материи пропорциональна ее весу. Я согласен со словами Ньютона: воздух удвоенной плотности в удвоенном пространстве делается четверным, в утроенном — шестерным; то же предполагаю для снега или порошков, уплотненных сжатием или приведением в жидкое состояние. Но не согласен с общим заключением, что масса познается весом тела. Нельзя обобщать свойственное частным проявлениям, свойства однородного переносить на разнородное.

В опытах с падениями брали тела однородные разной величины и разнородные. В первом случае согласился бы с теоремой, если бы определение давалось через однородности тел; во втором же определяли количество вещества разнородных тел по их весу, принимая за истину то, что еще следует доказать. В механике определения приняли давать по весу и применять в измерениях повсюду: но считаю невозможным приложить к мельчайшим частицам теорему пропорциональности массы и веса, если мы не хотим все время ошибаться. В физике постулат Ньютона приняли общим и что только не приходится выдумывать тем, кто пытается им объяснять природу мельчайших корпускул противоречивыми свойствами. Много того, что весьма далеко от остроумной простоты природы.

Долго было бы перечислять по отдельности все, что мешало мне признать неизменную пропорциональность между массой тел и весом; приведу лишь то, что мне кажется наиболее важным. Во-первых, тела разного удельного веса обладают свойствами, из которых совершенно ясно, что структурная плотность почти одинакова: так, вода почти в 20 раз легче золота, но так же, как золото, ее нельзя сжать в меньший объем. Из чего является почти несомненным: частицы воды находятся в самом тесном соприкосновении, при этом материя, которая побуждает их к соприкосновениям и находится в промежутках между ними, уступает даже легчайшему давлению.

Затем различия величин частиц и пор в разнородных телах не имеют никакого значения при сравнении разной плотности, если их расположения и фигуры частиц в телах одинаковы. В самых плотных телах подходящей фигурой для структуры корпускул будет кубическая; допустим, что частицы золота имеют подобную структуру, хотя гибкость металла не дозволяет это признать. Какую форму придумаем мы для частиц воды? Если допустить, что структура состоит из твердых шариков (думаю, это самая подходящая форма для атомов не только воды, а всех природных тел), плотность их в золоте будет больше раза в два, но не в 20. Состоящая из мельчайших шариков вода не оказывает сопротивления малейшему давлению, между тем противодействует с огромной силой и скорее проникает в самые сжатые поры металлов, чем позволяет хоть на сколько-то себя сжать. Когда вода замерзает и воздух собирается в ней пузырями, она становится так тверда, что скорее разорвет прочнейшие бомбарды, чем уступит свое место. А если частицы воды тверды и вследствие подвижности своей шарообразны, то и в воде, и в золоте их должно что-то тесно прижимать одна к другой. При таком представлении нельзя отрицать, что плотности золота и воды, алмаза и ртути различаются мало.

О побуждающей структуре материи

Явления яснее и понятнее, если мы знаем их причины; а поняв причину проявлений тяжести, объяснимо и следствие удельного веса. Не согласен с теми, кто считает тяжесть существенным свойством и не находит нужным исследовать ее причины: во всех движениях тела проявляют стремления к разным направлениям, и тяжесть проявляет лишь видовой признак внешних действий.

Гипотеза чистого притяжения под вопросом: есть факты, ее отрицающие и ради связности изложения привожу некоторые из них. Чистое притяжение должно быть врожденным в телах и движениях, которые происходят также и от толчков; для одного действия находят две противоположные причины. Что может быть противоположнее чистому притяжению больше, чем чистое отталкивание? Если чистое притяжение производит движение в телах, то толчок будет причиной их покоя; это абсурд, ибо толчок в действительности вызывает движение и, следовательно, чистое притяжение движения не возбуждает и в природной среде не существует.

Изменения в природе происходят таким образом, что сколько к чему прибавилось, столько же отнимается от другого. Так, сколько к одному телу прибавится вещества, столько же отнимется от другого, сколько часов я употребляю на сон, столько же отнимаю от бдения, и так далее. И закон настолько всеобщий, что простирается на правила движения: тело, возбуждающее толчком к движению другое, теряет столько своего движения, сколько отдает от себя другому телу. Однако ни от чего нельзя отнять то, чего в нем нет; если тело, находясь в совершенном покое, притягивает другое тем, чего в нем нет, то это противоречит закону. Поэтому в природе или нет чистого притяжения, или не будет абсурдом одновременное существование и несуществование его. Присоединяюсь к первому мнению, оставляя второе тем, кто любит объяснять все явления одним словом.

Для природных структур нужна материя связи, частицы которой побуждают химические элементы к централизованным сосредоточениям. Материя эта свободно проникает в самые узкие поры, а значит, очень тонка. И действует она, если телесные частицы способны оказывать ей сопротивления, противопоставляя непроницаемые бока своих поверхностей. А если удельный вес зависит от поверхности, которую корпускулы противопоставляют веществу тяжести, то открывается широкий простор для объяснения всех природных явлений. Добавлю: согласно сказанному, воздух плотнее воды; частицы его меньше частиц воды, ибо входят в ее поры (Из письма Ломоносова Эйлеру)


Как рыба об лед билась мысль мудрецов в искании "начала начал". В энциклопедии Лaрусса (Pierre Larousse, Dictionnaire complet illustre) "эфир" (ether) определен будто "жидкость невесомая, упругая, наполняющая все пространство и проникающая во все тела, признаваемая физиками за причину света, тепла и электричества". Сказано достаточно, чтобы смущать естествоиспытателей: они ведь не могут не признать за эфиром свойств вещества (здесь "жидкости") и в то же время уразуметь хоть сколько-нибудь передачу "движением жидкости" энергии на расстояния. Признали: в эфире проявляются разнообразные перемены (деформации), возмущения (пертурбации) твердых тел, жидкостей и газов, и ими можно толковать даже тяготения.

Со времен Лавуазье, Дальтона и Авогадро-Жерара химики, поставив массу (вес) вещества во главе всех своих обобщений, пошли за Галилеем и Ньютоном. Достаточно упомянуть, что атомы не раз объясняли вихревыми кольцами (vortex), что и поныне живо стремление понять сложение атомов друг из друга, как из "первичной материи"; по поводу радиоактивных веществ стали признавать в атомах "электроны". Логически это было бы невозможным, если бы "атомы" признали механически неделимыми. Химическое миросозерцание выражают, уподобляя атомы небесным телам: звездам, солнцу, планетам, спутникам и кометам; из таких отдельностей слагаются гипотетические системы, подобные солнечной или двойных звезд, или некоторым созвездиям и туманностям. Представляют, что из атомов происходит сложение целых частиц, а из частиц тел и веществ. Теперь для химиков это не простая игра слов, не одно лишь уподобление; иллюзорная реальность, которая руководит исследованиями, анализами, синтезами химии, свой микрокосм из невидимых областей, где они оперируют невидимыми отдельностями, вовсе не думая принимать их механически неделимыми.

Атомы и частицы (молекулы) ничем иным быть не могут, как атомами и частицами, определяемыми химией: этого требует единство познания. Если в тяготении Ньютон раскрыл силы, действующие на беспредельные расстояния, то познания химии раскрыли действия на неизмеримо малых расстояниях, показали их громадность, превращаемость во все прочие механические и физические проявления. Поэтому понятия естествознания, следовательно, и эфир, следует всесторонне обсудить в совокупности сведений физики, химии, механики. Скептики индифферентно относят эфир лишь к "рабочей гипотезе", но вдумчивому, ищущему действительность, какова она есть, естествоиспытателю, не довольствующемуся смутными картинами волшебного фонаря фантазии, даже украшенного логичнейшим анализом, нельзя не задаться вопросом: что же такое эфир в химическом смысле?

Эфир тесно связан с периодической системой элементов, но лишь теперь я решаюсь говорить об этом. Сперва и я полагал, что эфир составляет сумма разряженных газов в предельном состоянии. Ныне, с реальной точки зрения, следует признать эфир веществом, не способным образовать с обычными химическими элементами стойких химических соединений. Вывод этот меня не вполне удовлетворяет и я бы охотно еще помолчал, но у меня уже нет впереди годов для размышлений и продолжения опытов, потому решаюсь изложить предмет в незрелом виде, полагая, что замалчивать тоже неладно (Менделеев: Попытка химического понимания мирового эфира)

Про структурные балансы

Momentum в латинском "толчок", в английском "импульс": но в классической механике термин путают с "моментом инерциальной силы", называя его для краткости "моментом". К обозначению действий от "толчков" и "импульсов" более близки понятия "пар сил" или просто "пар": у них нет равнодействующих "векторов сил" и действуют "пары" относительно "центров тяжести тел". Реальные проявления моментов всегда парные и сбалансированы, когда оси вращений проходят через центры опор дверных петель, валов, шкивов, якорей электрических и коленчатых валов тепловых двигателей, то есть центров моментальных взаимодействий. Иначе резонансы вибраций способны разрушить структуры механических устройств (Михаил Блудов: Беседы по физике)

В проявлениях действий, к примеру, магнитов, разрядов молний также принято рассматривать лишь абстракции эффектов, полагая: действия происходят сами по себе в пустоте пространства, не как следствия причинных свойств среды. Но не символы "бездеятельного полета стрелы", потенциалы двигательной и тепловой мощности текущих рычажных балансов среды проявляют электромагнитные эффекты.

Если начала природы, определенные еще Аристотелем, представить частицами, в структуре которых две магнитные противоположности, то сферы магнитных диполей эфира могут рычажно близкодействовать с двенадцатью окружающими. Схематично близкодействия и ориентационные направления "чистого эфира" представимы вершинами кубооктаэдра: "наибольшая плотность в трехмерном пространстве у кубической гранецентрированной упаковки шаров равного размера" (Кеплер)

При таком представлении наибольшая плотность эфирных частиц в космической среде. В менее плотных структурах связанной материи электромагнитные взаимодействия начал природы проявляются мощнее.


Балансы потенциалов двигательной и тепловой мощности сущего слагают проявления мощности множества разнонаправленных моментов. Рычажные действия их относительны моментальных и локальных групповых магнитных центров. Проявления эффектов электромагнитных зависят от рычажных плеч, потенциалов мощности и способов их взаимодействий. По словам Ломоносова, "эта теория будет полезна и для определения соотношения величин частичек разного рода тел, когда только сделаются известными их состав, положение и фигура".

Например, в опытах с катушками Теслы, если их импульсные вибрации стабилизируют балансные потенциалы среды, проявляются звуковые, цветовые, температурные и двигательные возмущения. Резонансы электромагнитных вибраций могут в каких-то местных направлениях превышать мощность внутренних противодействий, структуры разрушаться, проявляя раздельную работу магнитных моментов. Разрушительные резонансные эффекты технологически обратны стабилизированным смещениям центров моментальных групповых рычажных опор в балансных структурах среды.