Меморандум о естествознании

Расстояния

По рассказу Эдгара По "Сфинкс" с леденящим кровь сюжетом: Однажды под вечер жаркого дня я с книгою в руках сидел у окна. Из него открывался вид на реку и на сторону отдаленного холма, где оползень уничтожил деревья. Отвлекшись, я мыслями перенесся в опустошенный, повергнутый в отчаяние эпидемией город.

Но взглянув на обнаженный склон холма, я увидел, как отвратительное чудовище спускалось с вершины, а затем исчезло в густом лесу у подножья. В первую минуту я усомнился в здравом состоянии рассудка: только через пару минут удалось убедить себя, что я не сошел с ума, что видение не приснилось. Однако если я опишу чудовище, за которым наблюдал, пока оно спускалось по склону, мне не поверят.

Сравнивая размеры с деревьями, мимо которых оно перемещалось — нескольких лесных гигантов, уцелевших после оползня, я убедился, что тело чудовища было размером с семидесятичетырехпушечное судно. Пасть на конце хобота футов в шестьдесят длиною толщиною с туловище слона. У основания хобота чернели косматые волосы будто с двух десятков буйволов. Из волос торчали вниз и в стороны клыки, словно кабаньи, но громадные. По сторонам выступали вперед гигантские рога в форме призм, футов в тридцать-сорок длиною и как будто из чистого хрусталя, отражающего цветами радуги лучи заходящего солнца. Туловище было снабжено двумя парами расположенных друг над другом крыльев, каждое длиной ярдов в сто и покрыто металлическими пластинками в форме чешуи диаметром в десять-двенадцать футов. Верхние и нижние крылья соединены крепкой цепью.

Но главной особенностью было изображение черепа; оно резко выделялось на темном фоне туловища белым цветом, будто нарисованное художником. Чувство неописуемого ужаса и недоумения овладело мною. Вдруг чудовище разинуло пасть и издало вопль невыразимой скорби, он прозвучал в ушах похоронным звоном. И когда оно исчезло в лесу у подножья холма, я упал без чувств на пол.


Чудище оказалось иллюзорным: паук протянул вдоль окна паутину; бабочка сфинкс спускалась по ней перед глазами утомленного героя, а он вообразил, что движется она по склону холма. Расстояния визуально сместились в сознании и размеры бабочки показались чудовищными.

В астрономии по фонарным пропорциям ослабления света исчисляют несусветные расстояния, наблюдая гармонические колебания образов светил небесной сферы, размещенной над Земной поверхностью. Обман сознания из-за смещения расстояний? Белые карлики вовсе не карлики, а далекие звезды, а красные гиганты никакие не гиганты, а близкие звезды? Визуальные проявления электромагнитных эффектов образов светил небесной сферы в сознании перевернули, но не сделали ли "несусветные расстояния" из мухи слона? (Александр Гурштейн: Извечные тайны неба)

О парадоксах расстояний

По Ньютону светила небосвода как фонари над головой: "точечный свет" слабеет обратно пропорционально квадратам расстояний. А световые корпускулы тысячелетиями летят до Земли в пустоте пространства через несусветные расстояния, которые задают световыми годами. Но теперь корпускулы и бестелесные частицы, открытые в расчетах пытливых математиков за прошедшее столетие, полетели со скоростью света, каждые 365,25 дней пролетая 9 640 миллиардов километров. Ближайшая к Солнцу звезда Альфа Центавра А видна с расстояния 41 200 миллиардов километров: остроту "математического зрения" не сравнить с орлиной.

Яркость "фонарей" ослабевает, но количество возрастает пропорционально квадрату расстояний и компенсирует ослабление яркости света из-за дали. Ночной небосвод должен сплошь сиять, но такого не наблюдается: парадокс Ольберса. Гармонические колебания образов светил, как на куполе в планетарии, визуальные спектры объяснимы проявлениями потенциалов мощности, электромагнитными эффектами небесной сферы?

Спектры образов светил смещены к красным мерцаниям. Из эффекта Доплера выводят: галактики миллиарды лет прочь летят. Видны светила только потому, что несусветные частицы летят тысячелетиями. "Разбегания" — электромагнитные эффекты проявлений визуальных спектров образов светил в потенциалах мощности небесной сферы? (Александр Гурштейн: Извечные тайны неба)

В физико-математической модели "большого взрыва" (Big Bang) парадоксы "решили". Физико-математические разделы представляют странную смесь наблюдений и интерпретаций, экстраполируемых настолько далеко, что невольно удивляешься, как фантазии выдают за действительное, вымыслами подменяют объективные факты. Рассуждать о происхождении Вселенной приятно, но нельзя забывать: такие рассуждения чистые фантазии. Вряд ли "инерциальные модели" Вселенной с внезапным первовзрывом или с расширениями и сжатиями −∞+∞ соответствуют действительности. Постижение космогонии остается мечтой, волнующей и далекой (Леон Бриллюэн: Новый взгляд на теорию относительности)

Об оборотах в небесной механике и правде Иуды

В разделе небесной механики Земля, ежесуточно оборачиваясь вокруг наклонений оси мира, с переменной скоростью ≈29,8 км/с миллиарды лет бездеятельно перемещается, как по рельсам, в пустоте эллиптической орбиты среднего радиуса ≈150 миллионов км и за год совершает оборот вокруг несусветной звезды Солнца.

Можно ли в здравом уме и твердой памяти в "обороты небесной механики" верить? В сложных вращениях да еще и с Луной на "гравитационном прицепе" проявления дисбалансов тепловых и двигательных моментов, мощности резонансных электромагнитных эффектов разрушили бы структуры; скорость перемещения в ≈10 раз превышала бы скорость раскаленных газов ≈3 км/с в сужениях сопел баллистических ракет.

Нелепые физико-математические вымыслы внушили. Массовое внушение легче, чем индивидуальное, ровно на столько, на сколько толпа глупее индивидуума.

Идиотизм толпы кажется несокрушимым, всепобеждающим, но это не так: ведь чудовище состоит из отдельных людей, кто-нибудь да найдется. Гипнотизер-массовик ловит и раскручивает это "кто-нибудь да найдется" снизу, раскручивает на себя: технология режиссерская, обучить может каждый ловкий торговец своим товаром. Массовые внушения аморальны... обреченностью на "успех".


И еще. Утверждают, Иудина правда погибельна, а ложь иногда вынужденно необходима: когда подступают толпою с уговорами и угрозами, вариант ответа: я не сделаю так, даже если придется умереть. Вопрос только в том, всякий ли способен на это? ("Фома": Православный журнал)

Но ведь правда Иуды в самообмане. А в общениях случается, иногда кажется выгодным даже задаром или за те же старозаветные 30 сребреников Себя или Ближнего продать, во спасение или из корысти лгать, а это опять же самообман.

Если у человека искренняя вера и он одержим беспокойством за судьбу того, во что верит, никаких проблем ни с дыханием, ни с голосом, ни с нервами нет. Даже если нервы никуда и голоса нет, если слабость, одышка. Вера раскрепощает дыхание, побеждает невроз.

Если же человек озабочен не тем, ЧТО выражает, а что взамен получает, он превращает себя в трепещущую козявку, придавленную космическим ураганом. Ни Бог и ни дъявол не помогут ему, духу нечем дышать. Никакой сверхгипноз не внушит того, что человек внушает себе сам. Правда о внушении и гипнозе помещается в эти слова (Владимир Леви: Искусство быть собой. Книга 1991 года с миллионным тиражом, ISBN 5-07-000674-6: "электронные издатели" ее подменяют на нечто по смыслу иное. Вопрос только в том, кто же способен на это?)

Об аппарате бесконечно малых и учебниках космонавтики

Из закона притяжения Ньютона выводят: у космических тел — четыре типа орбит. "Форму" задают из конусных сечений: под прямым углом к оси получают окружность, под наклонным эллипс; параболу образует совпадение плоскости сечения с конусной осью, гиперболу несовпадение. Для обоснования своей гипотезы Ньютон создал "Метод флюксий и бесконечные ряды" — основу "интегрального и дифференциального исчислений в аппарате бесконечно малых". Пределы у бездеятельных безопорных "векторов скоростей движений точек" стремятся к бесконечно малым промежуткам времени и, замирая в пустоте пространства, порождают новые векторы скоростей. А когда продолжают лететь дальше, скорости эти уже ускорения. И так далее.

Бесконечно малые принимают то за частные случаи величин переменных, то за величины постоянные, ступеньки перед нулем. В дифференцировании функций неясны основания отбрасывания членов бесконечно малых высших порядков: за основание принят принцип отбрасывания Лейбница a+α=a, где α — бесконечно малая величина: из теории принцип не следует и противоречит арифметическим постулатам. "Характер точности не господствует в геометрии с тех пор, как к ней примешали "систему бесконечно малых". Не вижу, чтобы "система" вела к истине, скрывая ошибки" (Софья Яновская: Мишель Ролль как критик анализа бесконечно малых)

Несмотря на логическую противоречивость и произвол допущений новые авторы аппаратом бесконечно малых задали новую жизнь физике, древней науке. Ирреальность уравнений о безопорных бездеятельных "движениях" оправдали "достижениями". Настроения выразил Даламбер: "Идите вперед, убеждение придет к вам позднее!" (Энгельс Чудинов: Проблема рациональности в науке и строительные леса научной теории)

И в учебниках космонавтики из-за решений задач дифференцирования функций масса g полетела по параболе на второй космической скорости, ≈11,2 км/с вблизи Земного шара. В учебниках физики брошенный камень летит по параболе на скорости меньшей в тысячу раз. Запуски ракет на прыжки в высоту похожи. Прыгун, разбегаясь и отталкиваясь, ощущая перегрузки, выходит на орбиту. Затем невесомость, как в самолете, делающем горку по параболе для тренировки космонавтов. Перейдя апогей, высшую точку над планкой, снижается и, приземляясь, испытывает перегрузки. Но у спутников апогей и перигей вне поверхности, а у прыгуна апогей, перигей на поверхности, что и мешает ему совершать витки относительно Земного шара (Петр Маковецкий: Смотри в корень!)


Прыгун двигательный импульс в апогее завершает, искусственный спутник Земли (ИСЗ) получает из-за момента ракеты. Не конусные сечения, проявления потенциалов мощности упругих смещений первейших действий мест среды задают направления и места размещений затухающих колебаний ИСЗ; в областях шаткого баланса ИСЗ висят, словно перевернутые маятники.

Проявляемая потенциалами среды мощность тепловых моментов стабилизирует ИСЗ, вынуждая перемещаться к местам текущего баланса. Упругие структуры мест и в природной, и в эфирной среде проявлениями дисбалансов тепловых и двигательных моментов прыгунам наносят ушибы, ИСЗ термические повреждения. Ракетные запуски и прыжки отличимы масштабом ущерба и опорно-рычажным перемещениям технологически противоположны.