Представления

      Представления получают, уясняя начала, причины и элементы. За начала природы предлагали принять воду, воздух, огонь и землю; известны гипотезы и о едином начале или атомистического многообразия.

      Но начала отличны от элементов и поэтому следует уяснить, сколько есть у природы начал. Одного быть не может — противоположное не едино; множества тоже — сущее было бы непознаваемым.

      В каждом роду всегда пара противоположностей, сущность же — в их единстве. Что-то должно лежать и в основе двух противоположностей природных начал.

      Но в другом отношении это не необходимо: достаточно, если одна из них будет вызывать изменения своим отсутствием или присутствием (Аристотель: Первая лекция о природе).

О сути представлений о началах

      По сути, представления о началах основаны на недопонимании. Пример — удар ракеткой по мячу: между атомами их поверхностей всегда остается зазор. Иными словами, два тела никоим образом не касаются друг друга в буквальном смысле слова. Если рукой чешут шею или борец давит на шею партнера, между поверхностями атомов руки и шеи остается зазор. Повседневные соприкосновения проявляют мощности электромагнитных моментов. "Контакт" лишь кажущийся от приблизительности нашего восприятия.

      На недопонимании основаны и представления о строении атомов — первый шаг к уяснению строения материи. По гипотезе Резерфорда атомы подобны гелиоцентрической системе мира — вымыслу о Солнце как о центральном теле, вокруг которого обращается Земля с Луною и другие планеты. Роль Солнца отводят положительно заряженному протону. Вокруг должны летать отрицательные электроны. Тогда заряды их на орбитах колеблются и излучают волны, теряя потенциал. Вращения замедляются и электроны падают на притягивающее их ядро. Однако в природе атомы существуют практически вечно. Представленная такой моделью смерть атомов на самом деле — смертельный недостаток самой модели (Рею Утияма: К чему пришла физика).

      Когда Эйнштейна спросили о стационарном строении атомов, он ответил, что такое мнение не совсем чуждо его образу мыслей. Но, как бы в шутку, сказал: если бы оно было воспринято всерьез, то это бы означало конец всей его физики. И Бор констатировал: "Оглядываясь назад, следует признать его утверждение справедливым. Иначе пришлось бы менять представления о том, что нужно понимать под физическими объяснениями" (Кадырбеч Делокаров: Эвристическая роль философии в научном открытии).

      В "новой культурной среде" представления о природных свойствах "абсолютно исчезли", и менять представления о физических объяснениях не желали. По "теории гравитации" (дальнодействия) поле в вакууме представляют вектором инерциальной силы, действующим на пробное тело с единичным зарядом. Но в диэлектрике поле представляют реальным физическим изменением вещества при  молекулярном смещении двух видов электричества. Фарадей уяснил, что между полями в эфире и в изоляторе различия нет: и тот, и другой — диэлектрики.

      Для эфира диэлектрическая постоянная ε=1, для изоляторов отличается. Если картина электрического смещения верна для материи, то она должна быть верна для эфира. Фарадей представлял силовые линии основой электрических явлений, материальными конфигурациями, которые двигаются, деформируются и тем самым производят электрические эффекты. Заряды имеют подчиненную роль как места, в которых силовые линии начинаются или заканчиваются. Его опыты доказали: в проводниках заряд распределен по поверхности, внутренняя часть остается свободной.

      "Смещения суть состояния напряженности, называемого электрическим полем. Цепочки из молекул эфира образуют напряженные линии, а заряды на поверхности проводников представляют собой лишь конечные их заряды. Если же, кроме эфира, есть и молекулы вещества, то поляризация усиливается и заряды на концах становятся больше". Смещения среды можно наблюдать, посыпав лист бумаги железными опилками и поднеся его к магниту. И в этом смысле электромагнитные поля, неощутимые непосредственно ни для одного из человеческих чувств, могут быть введены посредством сведения их к механическим величинам, доступным для измерения во времени и пространстве (Макс Борн: Эйнштейновская теория относительности).

      Представления Фарадея о "цепочках из молекул эфира" вымысел о "гравитации" не поколебали. В уравнениях Максвелла коэффициенты диэлектрической постоянной ε и магнитной восприимчивости μ "увязали с постоянством скорости света" ε×μ×c2=1. Но забавно: современные электродинамика и классическая механика "точек, которые движутся в инерциальной системе отсчета с постоянной скоростью v", поразительно схожи. Не следует ли для движений инертных масс задать такие же соотношения, как и в электродинамике? (Леон Бриллюэн: Новый взгляд на теорию относительности).

     В природе проявления электродинамики Солнца на оси мира таковы. В дни весеннего равноденствия его образ совершает круги на горизонте и три месяца поднимается не выше ≈23° в дни летнего солнцестояния. Проявления его мощности слабо греют почву, сильнее — вертикальные предметы. Затем три месяца опускается, в дни осеннего равноденствия обходит горизонт и скрывается за ним не ниже ≈23° в дни зимнего солнцестояния. Зори перемещаются на 360°, а в дни зимнего солнцестояния на небесной сфере видна только круговерть мерцающих созвездий. В Южном полушарии все наоборот.

      Зато на экваторе "два лета": в дни весеннего и осеннего равноденствий тени предметов отвесны. Восходы и заходы до ≈23° смещены к Северу и Югу в дни солнцестояний, но на дни и ночи это не влияет, продолжительность одинаковая. Тьма и свет сменяются резко, зорь практически нет.

      Рассуждающие об идеях "доказывают вращение Земного шара" опытами с маятниками Фуко: чем ближе к оси мира, тем у гирь круг колебаний полнее. На экваторе, "в плоскости сверхзвукового вращения поверхности Земли", ориентация их почему-то безразлична.

      Также ровно за звездные сутки колеблются и спутники на полярных орбитах радиуса ≈42180 км. От оси мира с ускорением за четверть оборота достигают экватора. Замедляясь, подходят к оси и, опять ускоряясь, попадают в то же место экватора. Такие же спутники на таком же расстоянии висят над экватором неподвижно. Аналеммы полярных колебаний маятников подобны фигурам Лиссажу при сложении зарядов в двух перпендикулярных направлениях.

О различии представлений об электрических началах

      Бенджамин Франклин знаком "плюс" (+) назвал избыток электрической жидкости в телах, знаком "минус" (−) ее недостаток. По таким представлениям начал электрическая жидкость должна течь от (+) к (−). Если бы знаком (+) он обозначил заряд как у резины, а не стекла, электрон стал бы положительным, неувязок с электронной теорией не было. А так в современной теории классической электродинамики поток электронов стал текущим от (−) к (+).

      Электричество – это я.

      Или, если хотите, я – электричество в человеческой форме.

      Вы тоже электричество, просто вы это не осознаете (Никола Тесла).

О естествознании