Меморандум о естествознании

Планеты

На небесной сфере видны невооруженным глазом семь светил, которые светят ровно и ярче мерцающих в созвездиях. За сидерические периоды образы их то обгоняют образы созвездий в восточном направлении, то перемещаются на запад, образуя траекторные петли: в попятных смещениях их яркость на небесной сфере возрастает.

Самые яркие из них — образы Луны и Солнца: они  однобоко обращены к Земному шару и их телескопы увеличивают, а у светил из созвездий, мерцающих будто в бесконечности оптических осей, только яркость усиливают.

Из-за сидерических смещений от небесного экватора астрономы Древней Греции их назвали планетес — бродяги. Авторы новой астрономии бродяжий облик Солнца зачислили в центр планетарного мироздания, а Земную твердь — в планеты, в бродяги.

Анале́ммы (греч. ανάλημμα, основа, фундамент) — кривые отклонений образов планет — получают угловыми замерами изменений их размещений относительно экватора небесной сферы. Сидерические периоды и формы у разных планет на разных широтах различны. Например, мавританские часы по форме местной аналеммы Солнца уже шестнадцать веков отсчитывают полдни.

О законах движения планет

Кеплер из мистических аспектов мироздания вывел два закона движения планет, изданных в работе "Новая астрономия, причинно обоснованная, или Физика неба, изложенная в исследованиях движения звезды Марс по наблюдениям благороднейшего мужа Тихо Браге", 1609. Третий закон был изложен в работе "Гармонии мира", 1619. В ней больше, чем в других работах, отражен мистический элемент его творчества. Он искал гармонию движений планет с геометрическими фигурами, теорией чисел, музыкой сфер. Многое из того, что его вдохновляло, оказалось ложным (Александр Гурштейн: Извечные тайны неба)

"Новая астрономия и гармонии мира" по Иоганну Кеплеру:
      1. Планеты движутся по эллипсам, в одном из фокусов которых находится Солнце.
      2. Движутся они по орбитам с переменной скоростью так, что площади, описываемые радиус-вектором от Солнца до планет за равные промежутки времени, равны.
      3. Квадраты периодов их обращения пропорциональны кубам больших полуосей орбит.

Аналеммы образов планет на небесной сфере — разнообразные и сложные кривые: представить их реальными орбитами вращений планет в абсолютной пустоте космического пространства за разные сидерические периоды нелепо даже в первом приближении.

Термины Кеплера широко применяют в физико-матических разделах. Инерцию (лат. inertia — бездеятельность) он определил как сопротивление перемещению тел, находящихся в покое. Гравитацию (лат. gravitas — тяжесть) — "как силу, подобную магнетизму — взаимному притяжению. Сила притяжения тем больше, чем тела ближе одно к другому".  Притяжением он объяснил явления морских приливов: "воды притягивают тела Луны и Солнца с помощью некоторых сил, подобных магнетизму" (Марк Колтун: Мир физики)

Об инерции планет

Непримиримым научным оппонентом Кеплера стал его современник Галилей: он первым поставил вопрос: что движет планеты? Говорят, в правильной постановке вопроса половина решения проблемы: но из "явления вымысла" вопрос был поставлен неверно — про способ перемещения планет в пустоте пространства, а не колебаний визуальных образов на небесной сфере. Действия Солнца, связь приливов с Луной на громадных расстояниях Галилей считал мистикой: но откуда планеты знают, какие им площади описать радиус-вектором в равные промежутки времени? Ответ Кеплера: "Планеты движет мировая душа" — его не урезонил.

Но раз действий на планеты нет, рассуждал Галилей, значит, движение — естественное свойство планет. Галилей его назвал инерцией и убедительно доказал ошибочное утверждение: причина движения планет — инерция: движение по инерции может быть лишь движением по окружности, все точки которой равноправны. Прямолинейность перемещений Галилей исключал: переходы в произвольные точки были бы неэквивалентны, планеты никогда не достигли бы конечной цели — устойчивых равновесных состояний, а в природе они всегда, рано или поздно, наступают.

Это привело Галилея к противоречиям с Кеплером и с самим собой: ведь ранее он доказал, что окружные перемещения связаны с постоянными действиями к центру! Противоречия казались неразрешимыми, а Декарт усугубил их, доказав: движение по инерции происходит прямолинейно.

Выхода, казалось, не было. Но в год смерти Галилея родился Ньютон: он разработал закон всемирного тяготения и три закона движения — фундаментальные основы небесной и классической механики (Марк Азбель: Закон инерции, гелиоцентрическая система и развитие науки)


Если я предположу, что между Землей и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите летает фарфоровый чайник, никто не сможет опровергнуть мое утверждение, особенно если я предусмотрительно добавлю, что чайник настолько мал, что не виден даже мощнейшими телескопами. Но если я затем скажу, что коль мое утверждение не может быть опровергнуто, то недопустимо человеческому разуму в нем сомневаться, мои слова следовало бы с полным на то основанием счесть бессмыслицей. Тем не менее, если бы о таком чайнике утверждалось бы в древних книгах и, как святая истина, осаждалось бы в умах школьников, сомнение в его существовании стало бы признаком эксцентричности и привлекло бы к усомнившемуся внимание психиатра в эпоху просвещения или же инквизитора в более ранние времена (Бертран Рассел)

Про проявления свойств Земного шара

Радиусы шара Земли: экваториальный — 6 378,160 км; полярный — 6 356,777 км. От среднего — 6 371,032 км — разнятся долей процента. Если  шлифованный бильярдный шар представить в объеме 1 083 101,2 млн. куб. км, Земной превзойдет его совершенством сферической формы и глади 510,2 млн. кв. км поверхности. Такую же форму минимальной площади принимает, к примеру, поверхность жидкости при всестороннем уравновешивании плотностью окружающей среды.

Кто произвольно допускает, будто Земной шар ни на что не опирается и может куда-то бездеятельно перемещаться, заблуждается, упуская из виду причинные свойства природных явлений.

По отношению к окружающей среде Земной шар мал и процессы на его поверхности стабилизируют и уравновешивают тепловые и двигательные проявления мощности ее рычажных действий. В проявлениях естественных движений легкие тела, стремясь к небесной сфере, кажутся движущимися вверх по направлению, которое в этом месте шара над головой. Плотные, тяжелые тела стремятся вниз: он в этом месте направлен к центру шара, и мы его называем под ногами.

Проявления первейших действий мест природной среды стабилизируют двигательные и тепловые процессы, уравновешивают и размещают все сущее в своем потенциале. А если бы Земной шар куда-то упал или воспарил, то с другой его стороны все более легкие тела остались бы в космосе: но такое и вообразить кажется смешным (Птолемей: Альмагест)