Естествознание

Планеты

Семь светил на небосводе светят ровно и ярче чем те, что мерцают в созвездиях.

Самые яркие — Луна и Солнце; видимую сторону их телескопы увеличивают, а у образов светил, мерцающих будто в бесконечности оптических осей, лишь яркость усиливают.

Из-за годовых гармонических смещений образов таких светил от небесного экватора астрономы Древней Греции их назвали "планетес" — бродяги.

Анале́ммы (греч. ανάλημμα, основа, фундамент) — кривые последовательных отклонений визуальных образов планет от небесного экватора — получают на основе угловых замеров в определенное время суток за годичный период смещений. Для разных широт аналеммы отличны. Одна из них — полуденная аналемма Солнца: по этой кривой мавританские часы шестнадцать веков отсчитывают полдни.

О законах движения планет

Из мистических аспектов мироздания Кеплер вывел два новых закона движения планет: "Новая астрономия, причинно обоснованная, или Физика неба, изложенная в исследованиях движения звезды Марс по наблюдениям благороднейшего мужа Тихо Браге", 1609. Третий новый закон был изложен в работе "Гармонии мира", 1619:

      1. Планеты движутся по эллипсам, в одном из фокусов которых находится Солнце.
      2. Они движутся по орбитам с переменной скоростью так, что площади, описываемые радиус-вектором от Солнца до планет за равные промежутки времени, равны.
      3. Квадраты периодов их обращения пропорциональны кубам больших полуосей орбит.

Термины Кеплера применяют поныне: сопротивления перемещениям он назвал инерция (от лат. inertia — бездеятельность).

И до Ньютона объяснил морские приливы гравитацией (от лат. gravitas — тяжесть): "воды притягивают Луна и Солнце силами, подобными магнетизму" (Марк Колтун: Мир физики)

О движении планет

Современник его Галилей задался вопросом: что же движет планеты? Связь приливов с Луной он считал мистикой. Но откуда они знают, за какое время описать радиус-вектором площади от Солнца? Ответ Кеплера: "Движет их мировая душа" — его не убедил.

Но раз внешнего действия нет, то само "бездеятельное движение" — присущее им свойство; так Галилей переиначил "инерцию" Кеплера. Итак, причина движения планет — инерция на круговых орбитах, точки которых равноправны.

Прямолинейное движение Галилей полагал исключенным: они никогда не достигли бы устойчивых состояний, а в природе они всегда наступают. А Декарт утверждал, что движение тел по инерции происходит прямолинейно. Выхода, казалось, не было.

Но в год смерти Галилея родился Ньютон, который создал закон всемирного тяготения и три закона движения — основы небесной и классической механики (Марк Азбель: Закон инерции, гелиоцентрическая система и развитие науки)

О свойствах Земного шара

К настоящему времени многие под влиянием пропаганды стали допускать, будто Земля — одна из планет солнечной системы мироздания. Вокруг должен вращаться спутник — планета Луна. И вместе с другими телами планет они, по идее, должны совершать точные, сложные, быстрые и бесконечные перемещения в пустоте пространства вокруг мирового центра — Солнца.

Радиусы Земного шара, экваториальный — 6378,160 км, полярный — 6356,777 км, от среднего — 6371,032 км — отличают доли процента. Вершина горы Джомолунгмы возвышается над уровнем моря на 8,848 км. И если для сравнения представить шлифованный бильярдный шар в объеме 1083101,2 млн. куб. км, то Земной шар превзойдет его в совершенстве сферической формы и глади 510,2 млн. кв. км поверхности.

Кто произвольно допускает, будто Земля способна бездеятельно перемещаться и ни на что не опираться, совершает абсурдную ошибку, пренебрегая причинными свойствами. По отношению к окружающей среде Земной шар мал и все процессы на нем стабилизируются и уравновешиваются всесторонними тепловыми и двигательными проявлениями рычажных действий ее потенциалов.

На его поверхности при естественных движениях легкие тела, стремясь к небесной сфере, кажутся движущимися вверх, то есть в том направлении, которое в этом месте шара над головой. Тяжелые стремятся к центру и тяготеют вниз: он в этом месте шара — под ногами. Все процессы происходят при всесторонних проявлениях первейших действий мест природной среды, стабилизирующих и тепловые, и двигательные  перемещения, уравновешивающих и размещающих все сущее в своем потенциале. А если бы он куда-то упал или воспарил, с другой его стороны легкие тела остались бы в космосе. Но такое ведь и вообразить кажется смешным (Птолемей: Альмагест)