Апории

      Лет за 500 лет до нашей эры Зенон вымыслил учение, отрицающее возможность чувственных познаний. "Верить можно только разуму", которым ни относительные перемещения, ни пространства, ни множества не объяснимы. Выходит, что мир неизменен и неподвижен.

      Основа учения Зенона — апории с сумасбродным допущением о возможности "времени ничтожно малого", ведущие к абсурду. В наши дни в профанации естествознания апории — основа физико-математических абстракций.

Про апории и миропонимание

      Абсурд третьей апории Зенона подобен "фундаментальному принципу относительности": выпущенная из лука стрела в какой-то краткий миг в точке O пребывает в состоянии покоя. И в точке O’ траектории — на краткий миг покоится в среде. То есть летящая стрела находится в покое, покоится вообще.

      Рассуждающие об идеях превратили апории в "основу современного миропонимания и построения целой области физико-математических разделов". Закон всемирного тяготения и три закона движения Ньютона — "фундамент основ", в которых первый закон "движения" Ньютона — "фундамент принципа стрелы" Зенона: "всякое тело пребывает в состоянии покоя или равномерного прямолинейного движения, пока и поскольку оно не принуждается приложенными силами изменить это состояние".

      Не углубляясь в философские аспекты бытия, отметим, что вымыслы "явлений", не подтверждаемых измерениями, нужно исключать из структуры физики. Так, абстракция "места в абсолютном пространстве Ньютона" лишена смысла. Из "принципа относительности" сделан вывод об инерциальной системе отсчета в состоянии покоя. Затем допущение, что и любую систему отсчета, бездеятельно и бесконечно, равномерно и прямолинейно перемещающуюся относительно той, что находится в покое, также следует считать покоящейся. Тела в покоящихся системах отсчета покоятся и равномерно прямолинейно перемещаются  в других. И если бы кто-то стал утверждать, что тела в покое занимают какое-то место в абсолютном пространстве, другой с равным правом мог бы доказывать: тела эти — по непонятным причинам и направлениям — прямолинейно и непрерывно бездеятельно перемещаются.

      Безотносительные к чему бы то ни было абстракции пространства и времени без единого места, которое могут определить чувства и физические приборы, — сумасбродный вымысел абсурдней "ящика, наполненного материальными объектами" (Макс Борн: Эйнштейновская теория относительности).

Про апорию абсолютной пустоты

      Места природной среды есть нечто реальное. Это ясно из взаимных перемещений; так, после ухода воды в сосуде будет воздух или еще что-то. Но места отличны от проявляющегося и сменяющегося в них. Перемещения показывают: все места проявляют потенциалы мощности и направленности тепловых и двигательных действий. Всякое тело, если ему не препятствовать, устремляется к своему месту; вверх легкие тела, вниз — тела тяжелые. Направления, по сути, — проявления части и вида природных мест.

      Значит места природной среды материальны наряду с телами и все воспринимаемые чувствами тела размещены в их телесных структурах. Тогда проявления потенциалов мощности и направленности двигательных и тепловых моментов — самые удивительные и первейшие из всех. Ведь то, без чего не может существовать ничто другое и что без другого существовать может, необходимо должно быть первейшим.

      Рассуждающие об идеях допускают апорию абсолютной пустоты: но в абсолютно пустых местах нет и не может быть никаких проявлений потенциалов мощности и направленности двигательных и тепловых действий.

      Абсолютной пустоты в природе не существует ни в отдельности, ни в возможности, — разве только пожелает кто-нибудь и во что бы то ни стало называть пустоту причиной относительных перемещений. Но перемещения проявляют вовсе не причины, а процессы взаимодействий материй легких и тяжелых в их качественных двигательных и тепловых изменениях и превращениях при перемещениях. Итак, вопрос об абсолютной пустоте для нас разрешен (Аристотель: Лекции о природе).

О воскрешении естествознания