Естествознание

      Область знаний о единстве природной среды было принято называть естествознание.

      Рассуждающие об идеях извратили ее до "инерции точки взятой как целое области физико-математических разделов". Возможность катастрофических последствий "идейных извращений" в профанации естествознания многие не осознают.

Об основе профанации естествознания

      За основу профанации естествознания приняты сумасбродные вымыслы "трех бездеятельных вращений Земного шара по закону вращения точки".

      Про "закон вращения точки и инертную гравитацию обращения планет": если бы направления скорости не менялись, точка двигалась бы из положения А прямолинейно со скоростью v. Чтобы оставаться на окружности, ей нужна постоянная скорость к центру — точке О. Именно она (?) изменяет направление скорости v в положении В через интервал времени τ.

      Из точки B в точки C и D проведены векторы скорости v в точках А и В; их концы соединены вектором скорости ω, который изменяет состояние вектора скорости v. В треугольнике BCD с основанием ω и сторонами v угол φ при вершине равен углу между радиусами окружности и дугой AB. Равнобедренные треугольники ОАВ, BCD подобны, справедлива пропорция CD/BC=АВ/ОА. Итак, CD=ω, BC=v. Отрезок ОА равен радиусу круга r, отрезок AB — длине дуги AB ("малой ошибкой" рассуждающие "пренебрегают", произвольно допуская время τ "ничтожно малым"). Тогда ω/v=AB/r, ω=AB×v/r: деля на τ, AB/τ=v, ω/τ=ас.

      Так получен вымысел ас=v2/r — "закона центростремительного ускорения точки и инертной гравитации обращения планет", равного квадрату линейной скорости, деленному на радиус вращения.

      В природной среде и технических устройствах процессы вращений обусловлены проявлениями потенциалов мощности центробежных рычажных тепловых и двигательных моментов. Абсурдного вымысла "центростремительных ускорений точек" в реальных вращениях "не наблюдают".

      Абсурд "проявлений в природе стремления точек к центру вращения" геометрически доказать невозможно. Дуга и отрезок АВ не имеют общего предела. Сближения их могут происходить по расстояниям, но не по направлениям: отрезок АВ прямолинеен, а дуга AB, как бы мелки ни были ее звенья, колеблется между вертикальным и горизонтальным направлениями (Яков Дубнов: Ошибки в геометрических доказательствах).

      Вымыслы в профанации естествознания представлены некоего рода геометрией: "движения точки происходят (графически) в плоскости геометрических координат xt". Но из, казалось, простых  аналогий рассуждающие об идеях вывели принцип относительности: "фундаментальное значение — в совершенно новом осознании координаты времени в единстве с пространством геометрических координат" (Макс Борн: Эйнштейновская теория относительности).

      По "фундаментальному принципу относительности все процессы в инерциальных системах отсчета происходят одинаково независимо от того, неподвижны эти системы или находятся в состоянии бесконечного бездеятельного равномерного прямолинейного движения в абсолютной пустоте пространства".

      Рассуждения, ведущие к абсурду, стали сутью целой области физико-математических разделов-вымыслов "движущейся точки" — символа "инерциальных систем", их "эквивалентности энергии и массы", абстрагированного от геометрических размеров, вращений и рычажных действий.

О естествознании и абстракциях

      Следует уяснить суть отличий абстракций математиков от понятий естествознания.

      У тел есть поверхности, длины и точки: их изучают и математики. Но если рассуждать о шаровидности Земли или Космоса, а о свойствах и проявлениях потенциалов их мощности рассуждать не надо, то это нелепо. Математики свойствами пренебрегают, полагая, что ошибок в их расчетах это не порождает.

      Рассуждающие об идеях, часто того не замечая, также пренебрегают свойствами, которые мало поддаются символьным определениям. Это становится ясным, если определять свойства и формы в целом. Четное и нечетное, прямое и кривое, число и фигуру можно представить и без причины, а мясо и кость — ни в коем случае; так про нос говорят, что он вздернутый, а не криволинейный.

      Оптика, астрономия, учение о гармонии, по сути, математическим наукам противоположны. Математики изучают линии не из-за проявления природных действий, а естествоиспытатели, к примеру, в оптике — как проявления свойств природной среды. Так же в естествознании изучают и вздернутый нос: не со стороны лишь одной материи или геометрической криволинейности. Природа — начало всех изменений и превращений. И прежде всего надлежит изучать, "ради чего" происходят изменения и превращения в природе, где и материя, и формы — только следствия причинной цели (Аристотель: Лекции о природе).

О воскрешении естествознания